Авторы



Дуэйн Хант с детства любил страшилки и все что с ними связано. И даже когда-то хотел стать независимым режиссером, но близкие и родные не разделяли его увлечении. Большинство считало - что это глупость и пошлость.
И вот одним дождливым вечером, Дуэйну попадается на глаза странное заведение - "ТриллерКиллер". Оказывается - это магазин видеопроката, с хоррор тематикой. Гуляя по залу с любимыми фильмами Хант словно попадает в волшебный мир нереализованных желаний и детских фантазий. И очень скоро он поймет что как никогда близок к воплощению своей мечты - стать режиссером собственного кровавого ужастика.





Дождливым вечером в конце августа Дуэйн Хант ехал домой с работы. Дождь не был сильным, но небо было пасмурным, и казалось, что уже наступили мрачные сумерки. Дуэйн не был большим любителем выпить, но у него было сильное желание заехать в бар. Он все еще был расстроен из-за вчерашнего поступка Сандры и не спешил к ней. Провести несколько часов в компании скотча - без нее - звучало сейчас чертовски привлекательно. Он уже почти решился на это, когда увидел магазин. Внутреннее освещение было включено, что позволило ему хорошо рассмотреть, что находится внутри. Ряды за рядами белых полок высотой до груди, заполненных прямоугольными предметами размером с книгу.
Он взглянул на вход в магазин, и, словно его внимание послужило спусковым крючком, неоновая вывеска здания ожила. Горящими красными буквами на ней было написано "ТриллерКиллер!" Все в одно слово, за которым следовал восклицательный знак.
Дуэйн хотел проехать мимо, но таинственность магазина словно манила его. Он мог бы поклясться, что когда проезжал по этой дороге на работу сегодня утром, здание было пустым, и на внутренней стороне стеклянной двери входа висела табличка "Сдается в аренду". Как кто-то мог арендовать здание, въехать в него и быть готовым к работе в течение одного дня? Даже не целого дня, а скорее часов девяти. Да еще и вывеску заказали и даже повесили - "ТриллерКиллер!" - все красными буквами. Кроваво-красными.
Не раздумывая он резко крутанул руль своей "Хонда Цивик" вправо как раз в тот момент, когда собирался промчаться мимо въезда на небольшую парковку возле магазина. Шины завизжали в знак протеста, его левое плечо ударилось о внутреннюю дверь автомобиля, а водитель, ехавший позади него, подал сигнал в гневе из-за его внезапного, безрассудного поворота. Задняя часть "Цивика" закрутилась в рыбий хвост, и Дуэйн боролся за то, чтобы удержать машину под контролем. Если бы на стоянке были другие машины, он вполне мог бы врезаться в одну из них. Но площадка была пуста, и Дуэйну удалось без происшествий поставить машину на место рядом с главным входом.
На мгновение он застыл на месте, руки крепко сжимали руль, сердце колотилось с бешеной скоростью. Он сидел молча, ошеломленный тем, что только что сделал. Ему было за тридцать, ради всего святого! Он не был импульсивным, неуравновешенным подростком, который действует без раздумий. Он был из тех людей, которые вовремя оплачивали счета, откладывали немного денег в сбережения каждый период зарплаты, вовремя подавали налоги, регулярно посещали врача, правильно питались и занимались спортом (хотя бы немного).
Он улыбнулся, покачал головой от собственной глупости и вышел из машины. На ходу он склонил голову, чтобы дождь не попадал в глаза, и когда он толкнул входную дверь, то услышал громкий электронный сигнал: Бип-Бип.
Он остановился прямо у входа и огляделся. Он не мог в это поверить.
Если бы название магазина не было достаточной подсказкой, внутреннее убранство говорило о том, что это не просто магазин видеофильмов. Этот магазин специализировался на фильмах ужасов. На стенах были нарисованы фрески, огромные изображения икон ужасов - слэшеры в масках, мучители с обожженными лицами, маньяки с бензопилами, куклы-убийцы и марионетки. На стене прямо напротив входа на огромном рисунке анатомически правильного сердца черными чернилами была вытатуирована фраза I Love Horror (Я люблю Ужастики).
Это отвратительно. Что бы сказали твои родители?
Боже мой, Дуэйн. Ты слишком стар для такого дерьма.
Ты взрослый человек, ради всего святого. Тебе не кажется, что давно пора повзрослеть?

Дуэйн зажмурил глаза и сосредоточился на том, чтобы не обращать внимания на голоса в своей голове. Когда его разум снова успокоился, он открыл глаза.
- Могу я вам помочь?
Напуганный, Дуэйн повернулся на голос и увидел симпатичную женщину лет двадцати пяти, стоявшую за кроваво-красным прилавком. Женщина была небольшого роста, черные короткие и вьющиеся волосы, кожа светлая, почти бледная. Ее макияж был густым и - на его взгляд - безвкусным. Ярко-красная помада, малиновые тени для век. На ней была черная футболка-поло с логотипом "TриллерКиллер!", вышитым красной нитью над левой грудью. На ее левой руке была вытатуирована стая летучих мышей, а из ушей свисала пара серебряных сережек в форме крошечных топориков. На ней не было бейджика с именем сотрудника, и он подумал, что, возможно, она менеджер.
Дуэйн улыбнулся, чувствуя себя виноватым за то, что его застали за разглядыванием интерьера магазина.
- Я никогда не видел такого места раньше.
Настала очередь женщины улыбаться.
- Позвольте угадаю: фанат ужасов?
Он рассмеялся.
- Как вы догадались?
- По выражению лица, когда вы вошли. Оно было благоговейным, как будто вы только что переступили порог собора. Все любители ужасов смотрят так, когда впервые видят это место. Это как Диснейленд для хоррормейкеров.
- Это точно. Я никогда не видел ничего подобного.
Улыбка женщины расширилась до ухмылки.
- Это потому, что этот магазин единственный в своем роде. Ничего подобного нет нигде в мире.
Что-то темное и мерцающее мелькнуло в глазах женщины, всего на мгновение, а потом исчезло.
- Вы давно увлекаетесь ужасами? - спросила она.
Дуэйн был так поражен тем, что увидел - или подумал, что увидел, - что ему потребовалось мгновение, чтобы ответить.
- Всю свою жизнь. В детстве я был без ума от динозавров, потом я начал читать комиксы ужасов и смотреть субботний дневной сеанс фильмов ужасов по телевизору. Я собирал модели ужасов и коллекционировал игрушки из культовых ужастиков, а когда стал немного старше, начал читать романы ужасов. Я не могу насытиться этим материалом, понимаете?
- Да. Вы преданы делу, можно даже сказать, набожны, не так ли? Мы ценим это.
Дуэйн нахмурился.
- Мы?
- Друзья-любители ужасов.
- А!
Он вспомнил темный озорной блеск в ее глазах и нервно сглотнул.
- Это место работает как обычный видеомагазин? - спросил он.
- Почти. Вы подписываетесь на нашу рассылку, выбираете несколько фильмов, платите за прокат, забираете их домой, а потом возвращаете через несколько дней.
- Ясно.
- Вот и хорошо, - сказала женщина. - Записаться в наш клуб очень просто. Все, что нам нужно, это ваше имя и номер телефона, а затем я могу выдать вам карточку на часы развлечений.
Дуэйн усмехнулся.
- Звучит неплохо. Запишите меня.
По словам женщины, Дуэйну потребовалась всего пара минут, чтобы получить аккаунт. Затем женщина заполнила анкету, и Дуэйн получил официальный статус. Когда женщина вручила ему клубную карточку, он на мгновение взял ее в руки. На ощупь она была холоднее, чем должна была, как будто ее только что достали из морозильной камеры.
- Теперь вы один из нас, - сказала она.
- Спасибо. - Он положил карточку в бумажник.
- Осмотритесь, - посоветовала женщина. - Я знаю, что вы точно найдете что-то подходящее для себя.
Дуэйн кивнул, выбрал наугад проход и начал просматривать ассортимент. Он все время ухмылялся, видя знакомые и любимые фильмы. Обложки были сплошь пестрыми вариациями на тему - кровь, изуродованная плоть, отрубленные конечности, кричащие женщины, убийцы с острыми орудиями и в одежде, соответствующей различным "темам" слэшеров. Время от времени он останавливался, брал в руки диск, переворачивал его и читал захватывающее дух описание на обороте. Мы осмеливаемся предложить вам досмотреть этот фильм до конца, даже если вас стошнило! Самый сильный шок-контент из когда-либо снятых на пленку! Последние десять минут заставят ваше сердце остановиться! Он хихикал, ставил фильм на место и продолжал изучать представленный товар. Через некоторое время он подошел к диску, который выглядел неуместно среди других. На обложке не было ни крови, ни убийцы в маске, ни визжащих женщин с хирургически увеличенной грудью. На обложке была фотография женщины средних лет с растрепанными волосами цвета клубничного блонда. Ее очки были надеты на кончик носа, а узкое, прищуренное лицо было искажено мрачной гримасой. Фильм назывался "Художественный период".
Дуэйн не потянулся за диском. Он уставился на обложку, не в силах поверить в то, что видит. Он знал это лицо, это знакомое выражение. Он никогда не забудет его.

***


- Это отвратительно. Что бы сказали твои родители?!
Дуэйн замер, боясь поднять глаза на миссис Кауфман. Но он почувствовал на себе ее неодобрительный взгляд и съежился в кресле на несколько дюймов. Его рука рефлекторно дернулась, чтобы прикрыть бумагу на столе перед ним, но миссис Кауфман сказала: "Убери руки", - строгим голосом, не терпящим возражений. Дуэйн повиновался.
Открывшийся рисунок представлял собой грубое изображение амбулаторного трупа - худые руки и ноги, плоть сгнила с головы, обнажив левую половину черепа, одежда - не более чем рваные обрывки. Рот мертвеца был открыт в беззвучном крике, а руки, похожие на когти, были подняты, как будто он приближался к зрителю, намереваясь напасть.
Миссис Кауфман взяла рисунок со стола и высоко подняла, как будто хотела убедиться, что Дуэйн не сможет выхватить его обратно.
- Как вы думаете, это... - она потрясла рисунком, чтобы подчеркнуть свои слова - ... это подходящий предмет для подражания? Разве это искусство?
Другие школьники хихикали и перешептывались друг с другом, наблюдая за унижением Дуэйна.
Дуэйну было семь лет, и он ненавидел находиться в классе миссис Кауфман. Она была злой, и он считал, что она втайне не любит детей и устроилась на эту работу только для того, чтобы мучить их. Но он с нетерпением ждал урока рисования, который у них был два раза в неделю, по вторникам и четвергам. Обычно она давала им задание, а потом оставляла их одних работать над ним, пока она оценивала задания за своим столом. Сегодня она сказала им, что это день свободного рисования, то есть они могут рисовать все, что захотят. Дуэйн обрадовался и решил воссоздать обложку комикса ужасов, который купила для него бабушка. Ему было очень весело рисовать, но теперь он жалел, что не выбрал другую тему.
Дуэйн посмотрел вниз на стол.
- Думаю, нет.
Он говорил так тихо, что не думал, что миссис Кауфман его услышит, но она услышала.
- Похоже, что нет. - В ее голосе звучал сарказм. - Ну, я тоже думаю, что нет. Миссис Кауфман взяла его рисунок обеими руками и разорвала его на две неровные части.
Он чувствовал, что у него наворачиваются слезы, но он знал, что если он позволит им появиться, то весь класс будет смеяться над ним еще больше. Он боролся изо всех сил, но слезы все равно появились, как и издевательский смех одноклассников.

***


Дуэйн вздрогнул от воспоминания и отвернулся от диска, на котором было лицо миссис Кауфман. Нет, лицо женщины, которая только внешне была похожа на нее.
Чувствуя себя неловко, он оглянулся в сторону входа в магазин, чтобы посмотреть, не заметила ли женщина за кассой, как ему стало неловко. Однако она не обратила на него внимания. Она работала за компьютером, постукивая пальцами по клавиатуре.
Дуэйн почувствовал облегчение. Он знал, что это глупо, он только что встретил эту женщину, даже не знал ее имени, но он не хотел показаться глупцом перед ней. Да перед кем угодно, если уж на то пошло. Не после того ужасного дня в классе миссис Кауфман. Он бы вышел из магазина прямо тогда, но он не хотел, чтобы женщина спросила его, почему он уходит так скоро, не хотел придумывать какую-то отговорку. Поэтому он продолжал идти по проходу, делая вид, что просматривает обложки с фильмами, но на самом деле не смотрел ни на одну из них - пока не увидел диск с лицом своего отца. Выражение лица мужчины представляло собой смесь гнева, отвращения и разочарования. Этот "фильм" назывался "У меня больше нет сына".

***


- Боже мой, Дуэйн. Ты слишком стар для такого дерьма!
Дуэйн лежал на своей кровати, прислонившись спиной к изголовью, вытянув ноги перед собой. Он так увлекся чтением журнала, что не услышал, как отец открыл дверь его спальни и вошел внутрь. Стены комнаты Дуэйна были увешаны постерами фильмов ужасов, а на полках стояли фигурки различных киношных монстров. Журнал, который он держал в руках, назывался "Gore World" и содержал статьи, интервью и обзоры, связанные с фильмами ужасов, особенно экстремальными.
- Это твоя чертова бабушка подарила тебе эту штуку? - потребовал объяснении его отец.
Дуэйну было пятнадцать. Его отцу было за сорок, он уже лысел, и всякий раз, когда он сердился, его лицо становилось ярко-розовым. Должно быть, он был очень зол, потому что его лицо было темно-красным.
- Я купил его на свои деньги, - сказал Дуэйн. А затем, чтобы убедиться, что отец понял, он добавил. - Я получил оплату за стрижку газона МакЭндри на прошлой неделе.
- Ты должна копить деньги на колледж, а не тратить их на подобный хлам. - Он кивнул в сторону журнала. - Господи, Дуэйн, лучше бы я застал тебя за чтением порно вместо этой штуки. По крайней мере, смотреть порно - это нормально для мальчика твоего возраста.
Дуэн закатил глаза.
Глаза отца внезапно расширились.
- Ты ведь не дрочил ни на одну из картинок, которые там были?
- Боже, нет! Это отвратительно!
- За это надо быть благодарным, я думаю. - Он подошел к кровати Дуэйна и протянул руку. - Дай это мне.
Дуэйн закрыл журнал и крепко сжал его в руке.
- Нет. - Он хотел, чтобы отказ прозвучал решительно, но он прозвучал не громче шепота.
Затем произошли две вещи. Отец Дуэйна ударил его по лицу левой рукой, а правой вырвал журнал из рук сына. Дуэйн был настолько ошеломлен тем, что отец ударил его, что сначала не поверил, что это действительно произошло. Но потом он почувствовал боль, поднял руку и приложил ее к щеке и челюсти, как бы пытаясь защитить их от второго удара.
Отец свирепо посмотрел на него, когда свернул журнал в трубочку, как импровизированное оружие.
- Не бросай мне вызов, мальчик. Когда я говорю тебе что-то сделать, ты это делаешь. Понял?
Дуэйн хотел сказать отцу, чтобы тот шел к черту, но промолчал и едва заметно кивнул. Отец крепче сжал журнал, и на мгновение Дуэйну показалось, что он сейчас начнет его бить. Но потом он опустил руку на бок и испустил долгий вздох.
- Займись спортом или еще чем-нибудь. Найди себе девушку. Просто займись чем-нибудь нормальным для разнообразия, хорошо?
Его отец ушел, не потрудившись закрыть за собой дверь. Дуэйн смотрел на пустой дверной проем, стиснув зубы и сжав руки в кулаки.
Перед тем как отец вошел в его комнату, Дуэйн читал интервью с режиссером малобюджетных фильмов ужасов. Дуэйн думал о том, что, возможно, он тоже сможет снимать фильмы ужасов, когда вырастет. Но после слов отца он сделал все возможное, чтобы забыть об этой мечте, и когда пришло время поступать в колледж, вместо того чтобы специализироваться на кино, он занялся фотографией. Он говорил себе, что это похоже на кино, но ближе всего к созданию фильмов он подошел, записывая свадьбы клиентов на видео.

***


Дуэйн не осознавал, что задерживает дыхание, пока не втянул воздух. Как и в случае с миссис Кауфман и фильмом "Художественный период", он хотел отрицать, что человек на обложке "У меня больше нет сына" имеет хоть какое-то сходство с его отцом, но не мог. Он не знал, что, черт возьми, здесь происходит, и не хотел знать. Все, чего он хотел, - это убраться отсюда к чертовой матери, сесть в машину и как можно быстрее доехать до ближайшего бара, где он начнет вливать в себя напитки и будет пить до тех пор, пока не опьянеет настолько, что не вспомнит о существовании этого магазина.
Он направился к входу. Дуэйну было все равно, что женщина за прилавком станет смотреть в его сторону и удивится, почему он бежит из магазина в панике. Все, чего он хотел, - это убраться подальше от этого адского места.
Он был уже на полпути к двери, когда один из дисков упал с полки и приземлился на пол перед ним. Он не хотел смотреть на него, хотел идти дальше, но его глаза, словно против воли, притянулись к обложке. Когда он увидел ее, его пронзила холодная дрожь. Он остановился, наклонился и дрожащей рукой поднял видеозапись, чтобы рассмотреть ее повнимательнее. Фильм назывался "Черт побери", а на обложке была фотография его жены.

***


Дуэйн стоял в центре их свободной спальни. Здесь он устроил свою версию комнаты отдыха - большой телевизор, кресло и тумбочка для напитков, закусок. Стены были заставлены полками, на которых хранилась его обширная коллекция фильмов ужасов на видеокассетах. Или, по крайней мере, где они хранились. Теперь они были пусты. Не осталось ни одного фильма.
Он обернулся. Сандра стояла в дверях, руки на бедрах, рот в самодовольной улыбке.
- Что ты сделала? - спросил он. Он не сомневался, что Сандра ответственна за исчезновение его любимых фильмов. Она ненавидела все, что имело отношение к ужасам. Книги, фильмы, дома с привидениями, жуткие сеновалы... Она ненавидела Хэллоуин и не позволяла ему украшать их дом. Ей даже не нравилось раздавать конфеты тем, кто просил угощения. Она всегда настаивала, чтобы в этот вечер они пошли на ужин или в кино. Но только не на страшный фильм.
Его жена была высокой женщиной - выше его на несколько дюймов. Ее рыжие волосы всегда были безупречны, как и макияж. Она только что вернулась домой из банка и была одета в рабочую одежду - белую блузку с длинными рукавами и черные брюки. Как и ему, ей было около тридцати, но выглядела она на десять лет моложе. Она упорно старалась сохранить иллюзию молодости.
- Ты же взрослый человек, ради всего святого, - сказала она. - Тебе не кажется, что уже давно пора повзрослеть? К тому же, ты тратишь слишком много наших денег на эти нелепые, убогие фильмы. Сегодня утром я отпросилась с работы, упаковала все твои кассеты в коробки, отнесла их в магазин подержанных товаров. Я получила сущие гроши за всю коробку, но это стоило того, чтобы убрать эти проклятые пылесборники из моего дома.
- Нашего дома, - тихо поправил Дуэйн. - Что это было? Как ты додумалась до такого?! Я не могу тебя слушать...
Наверное, в тысячный раз с тех пор, как они поженились, Дуэйн задавался вопросом, почему Сандра выбрала его в мужья. Ответ, который приходил ему в голову, был таким же, как и каждый раз, когда он задавал себе этот вопрос. Он был слаб, а ей нужен был кто-то, кого она могла бы контролировать, кто-то, кто не мог бы противостоять ей - и он подходил под это описание как нельзя лучше.
- Наш дом, - сказал он громче. Он сделал шаг к Сандре. - Но это были мои фильмы. У тебя не было права продавать или выбрасывать их!
- Мы женаты. Все, чем мы владеем, является совместной собственностью. Конечно, я имела право их продать. Это же ненужный хлам!
Ее тон был самодовольным. Дуэйн почувствовал, как внутри него разгорается огонь. Но прежде чем он успел превратиться в ад, все эмоции выплеснулись из него. Его плечи опустились, и он тяжко вздохнул.
- Что ты будешь сегодня на ужин? - спросил он основательно треснутым голосом.
- Это зависит от тебя. - Ее улыбка превратилась в ухмылку. - Сегодня твоя очередь готовить.

***


- Я не видел этот фильм, но выглядит страшно. - произнес Дуэйн с дрожью в голосе.
Он все еще стоял на коленях. Он поднял голову и увидел, что женщина с серебряными серьгами в виде топоров смотрит на него сочувствующими глазами. Смутившись, он взял "Черт побери", выпрямился и положил диск обратно на полку. Затем он повернулся к ней.
- Мне пора уходить. Спасибо, что записали меня в клуб. Я вернусь, когда у меня будет больше времени, чтобы осмотреться. - Но он знал, что не вернется. Ничто не могло заставить его снова ступить в это место.
- Вы же не собираетесь уходить, не проверив заднюю комнату?
В некоторых частных магазинах видеопроката порнофильмы хранились в задней комнате, где их разрешалось смотреть только взрослым. Ему всегда было интересно, что там показывают, но у него никогда не хватало смелости пробраться туда, чтобы посмотреть.
- Я так не думаю, - сказал он. - Это не те фильмы, которые меня интересуют.
Он начал двигаться мимо женщины, но она схватила его за руку, чтобы остановить. Ее хватка оказалась гораздо сильнее, чем он ожидал, а в глазах снова появился темный дьявольский блеск.
- Я думаю, вам очень понравится то, что вас там ждет.
Тут он кое-что понял.
- Я не видел задней комнаты. Вы мне подскажите куда идти.
- Конечно, да, - сказала женщина. - Это вон там.
Она указала мимо него, и он повернулся, чтобы посмотреть в сторону задней части магазина. За стеллажом с фильмами висел большой плакат с надписью I Love Horror (Я люблю Ужастики), и рядом был дверной проем, которого еще минуту назад, он мог бы поклясться, там не было. Вместо двери черный занавес скрывал то, что находилось внутри.
- Смелей. - Женщина отпустила его руку и слегка подтолкнула мужчину между лопаток. - Вам это понравится. Точно, точно.
Он начал идти к таинственной задней комнате. После просмотра трех дисков, на обложках которых были изображения из его жизни, он не был уверен, что хочет увидеть то, что ждет его в этой комнате. Но хотя он и боялся, он также был взволнован, по крайней мере, немного. Ему казалось, что он живет в одном из фильмов, которые он так любил. Он был героем и шел к финальному противостоянию с тьмой.
Дуэйн подошел к занавеске, замешкался на мгновение, затем отодвинул черную ткань и шагнул в дверной проем. Внутри была тускло освещенная комната. Справа стоял стальной стол, на котором лежало несколько предметов. Но его внимание привлекли три человека, сидевшие на металлических стульях, прикрученных к бетонному полу. Их руки и ноги были связаны колючей проволокой, из ран сочилась кровь. Они были обнажены и прикованы к стульям черными кожаными ремнями, которые были туго застегнуты на их животах. Они не могли говорить - их рты были закрыты черными матерчатыми кляпами, - но их глаза ясно выражали ужас. Дуэйн узнал всех троих. Миссис Кауфман, его отец и Сандра. Его учительница и отец выглядели точно так же, как в его воспоминаниях, хотя в реальной жизни оба были намного старше. Он не был уверен, что миссис Кауфман еще жива, но Сандра выглядела так же, как и сегодня утром.
Они все сразу начали пытаться заговорить с ним, но кляпы заглушали их слова, и он не мог понять ничего из того, что они говорили. Но он мог догадаться. Он видел достаточно фильмов ужасов, чтобы знать, что говорят люди в такой ситуации: Отстегните нас! Отпустите нас! Помогите нам!
Он не сделал никакого движения в их сторону. Вместо этого Дуэйн повернулся, чтобы посмотреть на предметы на столе. Разнообразные инструменты были разложены аккуратными рядами: ножи разных стилей и размеров, топоры, топорики, ледорубы, кастеты, ручные пилы, иглы и лезвия... Были и маски. Маски для Хэллоуина разных видов, спортивные маски, тканевые маски, маски, вырезанные из дерева, другие выкованные из металла. Дуэйн обернулся к пленникам и улыбнулся.
- Менеджер была права. Мне это понравится.
Три будущие жертвы начали кричать и визжать за своими кляпами еще сильней. Дуэйн не торопился с выбором, но в конце концов он надел маску, выбрал оружие и принялся за работу.

Просмотров: 141 | Теги: Константин Хотимченко, Тим Ваггонер, Attack from the '80s, рассказы

Читайте также

    Рассказ-притча поведает историю о том, как иногда полезно копаться в самом себе. Ибо только заглянув внутрь себя можно найти выход......

    Мэй пропала. И убитые горем родители и даже ее брат Ральф не находят себе места. У полиции есть версия - девушка сбежала с каким-нибудь парнем. Репутация Мэй была испорчена наркотиками и выпивкой. Но ...

    Папа называет комнату детей - норой, а своих троих сыновей - кроликами. Они живут в постоянном страхе и умеют быстро бегать. А кто тогда серый волк? Вечно всем недовольная и пьяная мама. В тот роковой...

    Она подвергалась нападению, но после судебной ошибки, ее насильник вышел на свободу, отделавшись условным сроком. Ее жизнь было сломана, и разделилась на до и после. Она переехала в деревню подальше о...

Всего комментариев: 0
avatar